Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
06:40 

Что-то у вас здесь давно не писали^^

Иногда я бываю особо циничным. Готовым на всё в достижении цели. Улыбаясь, бесчувственно и методично... Убивать того, кого вижу в прицеле.
Название: Лучше поздно, чем никогда.
Автор: Natsuo Sagan
Фандом: KKM
Бета: Нет.
Категория: romance, экшн, ангст, легкий юмор
Статус: Закончен.
Пейринг: Юури\Вольфрам. Намек на Гюн\Гвен в конце. Йозак, Конрад, Аниссина и все мимо проходящие.
Рейтинг: PG-13
Размещение: только с разрешения автора.
[Посвещается morendo
Ая-семпай - всем семпаям семпай!xD ]

Неделя выдалась не на шутку жаркой. Чем видимо пыталась ознаменовать конец весны, и поприветствовать первые летние деньки. Люди поснимали даже самые легкие куртки, а кое-кто и вовсе разгуливал в шортах.
И Вольфраму это категорически не нравилось. Он вообще был не в восторге, от того, как неожиданно его приволокли на Землю. Нет, разумеется, мальчик любил путешествовать вместе со своим женихом. Да и сам, скитаясь по замку в ожиданиях, всегда хотел оказаться рядом с Мао, на Земле. Но в этот раз причиной стало поручение Аниссиной, с которым они не могли справиться вот уже четверть дня. И Вольфрама это огорчало. В прочем у Юури вид тоже не был полон энтузиазма. Мальчишки плелись по душным улицам, преодолевая один за другим огни светофоров на перекрестках. Время от времени останавливаясь у витрин, но, снова разочаровавшись, шли дальше.
- И зачем ей понадобился этот сверх креативный карликовый штангенциркуль? – на последнем слове у Вольфрама немного заплелся язык, на что тот недовольно прищурился.
- Ну не ворчи, Вольфрам. Аниссина же сказала, что эта штука необходима для ее нового изобретения. Нельзя же было ей отказать перед самым днем рождения. – Юури отчаянно попытался изобразить как можно более ответственный и полный понимания вид взрослого. Но ноги предательски подкашивались от усталости, а жара то и дело заставляла стирать выступающие капли со лба. Сейчас Мао больше всего радовало, что он не отказался от супер влажных салфеток, которые так настоятельно всучивала ему фон Каберьников, описывая какие-то их особые, изобретенные ею, свойства.
- Но ведь ее изобретения – сплошное бедствие! – не унимался юный лорд, расстегивая верхние пуговицы бледно-зеленой рубашки, дружески одолженной ему королем. – Я уже весь взмок, а ваши улицы кажутся бесконечными, но мы так и не нашли ни одного нужного магазина. – Казалось бы, он вот-вот зарыдает, столь жалобно звучали причитания мальчика.
- Но мы должны оправдать ее ожидания. Это же подарок. Конечно, на первый взгляд, довольно нелепый, но Аниссина ведь сама попросила. – Еще раз вздохнув, и упрятав упаковку салфеток в левый карман, Мао встрепенулся и уверенно подошел к следующей витрине.
– Ооо..! – других слов Юури в своем словарном запасе сейчас не нашел.
- Что это за бесстыдство?! – Вольфрам, проследовав за другом, прямо-таки вскипел от возмущения. – У вас даже такое на витрины выставляют? – блондин метал зрительные искры в минимально прикрытый кое-какими лоскутками манекен на витрине магазина женского белья.
- Конечно, это же для рекламы. – невозмутимо протянул Юури, но кончики губ сами растянулись в легкой улыбке, при виде гневного, рдеющего лица жениха.
- Это же, ни в какие рамки не входит! Здесь же люди кругом. И потом это кто-то будет носить, а ведь сюда наверняка пялилось уже целое стадо мужчин! – лорд раскраснелся еще больше, когда Мао после удивленной паузы громко и заливисто расхохотался.
- Вольфрам, ты говоришь совсем как ревнивый жених, еще не познавший долгой супружеской жизни. – Юури вдруг понял, что осекся, как только молнии в глазах Вольфрама променяли свою цель на него. И добавил:
- Нет, я не в том смысле. Просто, я хотел сказать, что если бы у тебя была невеста… - отчего-то на душе появился мерзкий осадок, а когда гнев лорда сменила легкая грусть, и вовсе стало безумно стыдно за длину собственного языка.
- Неважно, пойдем дальше. – так непривычно и исключительно редко для вспыльчивого жениха. Юури тот час захотелось услышать длинную эмоциональную речь, упреки и обвинения в его, Мао, несерьезности к их помолвке. Но только не молчание. Почему? Мао и сам не мог ответить. Просто как-то слишком быстро нарисовался холод на лице лорда. Король невольно поежился.
Они прошли еще четыре перекрестка, так и не проронив ни слова. Вольфрам внимательно всматривался в каждую витрину в поисках тематики искомого подарка, или просто изображал внимательность. А Юури и вовсе уставился себе под ноги и поднял голову только тогда, когда блондин неожиданно притормозил, а Мао больно уткнулся носом ему где-то между лопаток. Они остановились возле антикварной лавки, на витрине которой, красовались предметы совершенно разной специализации от статуэток до ремонтных принадлежностей. Мальчишки синхронно переглянулись, и, поднявшись по деревянным ступенькам, вошли внутрь.
На первый взгляд, можно было понять, что магазин пережил уже ни один ремонт, а может и не одних хозяев. Но, не смотря на свою древность, внутри было довольно уютно. Темно-бардовые обои, полуспущенные занавеси на высоком окне витрины и блеклый огонь из настенных светильников придавали свою таинственность атмосфере. В комплект здесь было такое количество антикварных вещичек, что мальчики, на время, позабыв причину своего появления, стали рассматривать ассортимент магазина. Из-за ширмы показалась лохматая седая голова продавца. Старичку на вид уже перевалило за седьмой десяток, но он довольно юрко прошмыгнул через зал и стал разглагольствовать о прелестях подушек, одну из которых Юури, имел неосторожность взять в руки. Внимание Вольфрама же было приковано только к одному предмету. Это была красивая, фарфоровая, в полметра ростом, и в пышном темно-синем платье, кукла. Длинные смоляные ресницы, ярко-зеленые глаза, пышная копна золотистых волос. Она так лукаво глядела, будто знала, кто является лучшим товаром в магазине, или просто лорду так казалось.
- Вольфрам. – голос короля внезапно вырвал мальчика из раздумий. – Ты чего там застыл? Я нашел штангенциркуль. Он, конечно, не самый новый, и не «сверх креативный», как говорила Аниссина, но другого нам не остается.
- О, вы остановились на чудесном лоте! – продавец, уже заметивший восхищенный взгляд Вольфрама, поспешил взять инициативу в свои руки. – Она чем-то похожа на вас. – он лукаво подмигнул и снял куклу с полки. – Такая же зеленоглазая, знаете, про эту куклу есть легенда.
- Легенда? – лорд не стал скрывать чрезмерного интереса и только одернул Юури за руку, после чего тот понимающе попросил:
- А вы нам ее не расскажете? – он не успел еще толком разглядеть фарфоровую девушку, но сразу подметил ее внешнее сходство со своим женихом. Хотя король посчитал, что дело было не столь в волосах и глазах, сколько в полном высокомерия взгляде, и даже удивился мастерству столь правдоподобно сделанной вещи.
- Когда-то давно, много лет назад жил парень, простой портной. И любил он девушку, неземной красоты, дочь богатого купца. И приходила эта девушка в книжный магазин, который был как раз напротив лавки портного. Но он не смел с ней заговорить, и лишь издалека любовался красотой. У парня были золотые руки, и помимо шитья ему удавалась почти любая ручная работа, чем он и любил заниматься в свободное от заказов время. И вот решил он однажды смастерить куклу. По подобию прекрасной леди. В его памяти настолько четко запечатлелось ее лицо, что кукла получилась в точности до каждой детали. Даже взгляд, светлый и по-детски невинный. Он пообещал себе, что однажды наберется смелости и подарит куклу возлюбленной. Но парень был до ужаса застенчив, и робел даже перед простыми крестьянками, что уж было говорить про купеческую дочь. И вот, каждый день, обещая себе, что завтра обязательно будет смелее, он так и не переборол собственного страха. А потом, девушка вдруг перестала приходить в магазин. Портной подождал неделю, две. И, наконец, набравшись храбрости, подошел к воротам купеческой усадьбы. Он простоял до вечера, но девушка так ни разу и не вышла. И когда парень хотел уже уходить, его приметила служанка, которая частенько сопровождала девушку к магазину. Она почему-то сразу узнала его. Почему, он понял уже после долгого рассказа о том, что его любимая была смертельно больна, и скончалась пару недель назад. И том, как сильно она любила бедного крестьянина, из-за которого каждый день ходила в книжный магазин, лишь бы одним глазком взглянуть на него в мастерской напротив. Она не решалась подойти первой, боясь отказа, и гнева отца. Но так надеялась познакомиться с ним, что даже заказала платье на пошив, но, увы, уже не успела за ним прийти. Спустя время, парень шел, уже не разбирая дороги, и не пытаясь смахнуть слезы, застилающие глаза. Он трижды проклял свою нерешительность. И с того дня не выходил за порог своего дома. Соседи говорили, что видели сквозь не плотно задвинутые ширмы, как мастер разговаривает с куклами. Кто-то утверждал, что он сошел с ума. И лишь только сам горе-влюбленный знал, что теперь у его куклы была душа. Он даже подогнал по размеру платье, за которым так никто и не пришел. Темно-синее, с черными лентами. Он заметил, как светлое выражение лица куклы стало приобретать ожесточенные черты. А потом, однажды, его нашли мертвым, рядом с бутылочкой яда и фарфоровой куклой на руках. Тело похоронили, а последнюю отправили на аукцион местной крестьянской ярмарки. И с тех пор, говорят, если хозяин куклы полюбит безответно, или не знает о чувствах к нему, кукла забирает его душу, а человек превращается в такую же прекрасную вечную и холодную красоту.
От последних слов у Юури почему-то похолодело внутри. Ему вообще портной из рассказа показался каким-то неправильным. А Вольфрам так и стоял, не отрывая завороженных глаз от предмета повести.
- Я беру ее! – словно снег на голову, выпалил юный мазоку. Юури хотел, было возразить, но довольный продавец уже всучил товар в руки светловолосого мальчишки, и тот радостно прошагал к выходу.
- Юури, заплати пожалуйста, а то деньги моей страны здесь вряд ли примут. - и выскочил за дверь.
Мао ничего не оставалось, как расплатиться за обе покупки и последовать за спутником.
Вольфрам стоял у входа, тиская предмет новой страсти, и аккуратно тонкими бледными пальчиками поправлял ленты на синем бархатном платьице.
- Вольфрам, а ты не боишься пророчества? – король, конечно, слабо поверил в басни про отнятие душ, но все же чувствовал какое-то недоверие к фарфоровому наваждению.
- А почему я должен его бояться? – лорд удивленно смерил взглядом жениха, а потом насупился, как спящий индюк, и серьезно добавил:
- Знаешь, я верю в твою смелость. А если вдруг моя любовь безответна, то мне плевать, что станет с моей душой. – с этими словами он развернулся на сто восемьдесят градусов, и удивившись собственной прямоте зашагал в сторону дороги, по которой они добрались сюда.
У Юури от такого заявления даже рот немного приоткрылся. Он вдруг почувствовал обостренное чувство вины за собственную нерешительность. И какое-то невеселое сходство с тем персонажем из легенды. С другой стороны, не может же он врать, если не любит. «Не любит?»
«Не любит ли?»
Сомнения подступили, заставляя Мао переосмыслить и проанализировать собственные поступки. Сомнения пугали. Поэтому король попытался поскорее отмахнуть все навязчивые мысли, и поспешил за женихом, который уже успел прилично уйти вперед.
В мире мазоку оставались сутки до бала в честь Дня Рождения самой ученой и самой независимой женщины Шин-Макоку. Вокруг правила суета. Все куда-то спешили, что-то готовили. Юури расхаживал по замку, ужасно довольный тем, что, не смотря на мучительный день на жаре в Токио, они все же успели отыскать необходимый подарок.
Он уже собирался заглянуть в библиотеку, когда напоролся на Конрада и Йозака, и так и застыл на месте. Товарищи, удобно расположившись на кромке фонтанчика, с искаженными усердием лицами, вдохновенно перебирали спицами, то и дело, меняя разноцветные клубочки шерсти.
- Что… Что вы делаете? – Мао даже ущипнул себя за щеку для подстраховки.
- А, Его Величество, приветствую. А мы готовим подарок на завтра, разумеется. А вы что подумали? – Йозак хитро улыбнулся королю, и демонстративно помахал результатом своего рукоделия.
- А что это? – не унимался удивленный Шибуя. Он обошел со стороны Веллера, и присев рядом, постарался разглядеть подарок.
- Это варежки. – спокойно пояснил капитан. – На самом деле, в силу оригинального мировоззрения Аниссиной, мы не смогли придумать ничего другого, и тут на помощь пришел…
- Гвендель? – Юури уже на все сто процентов был уверен в ответе.
- Именно. И пока мы осознавали абсурдность этой идеи, брат уже мчался на всех порах с корзинкой спиц и ниток. Вот мы и рискнули. – закончил Конрад и растерянно улыбнулся королю.
- Была, не была! – приободрил рыжий шпион. Мао и не сомневался в любви Йозака к авантюрам. Тем более, в этот раз, он поддерживал не абы кого, а своего капитана.
- А вы Вольфрама не видели? – уже вставая, вдруг осенило короля.
- О, он кажется все еще со своей куклой. Весь день с ней по замку носится. Как заколдованный. – на что Юури коротко поблагодарил и тут же сорвался куда-то по направлению спален.
Кукла стояла у кровати. А Вольфрама не было. Мао присел, заведомо отодвинув край одеяла, и уставился на свою новоиспеченную соперницу. Та в ответ лишь ехидно улыбалась. Яркие, стеклянные глаза слабо поблескивали при тусклом освещении комнаты.
Мао опустился на подушку, и еще пару минут изучая девицу взглядом, провалился в сон.
Проснулся Шибуя оттого, что кто-то надавил ему на живот. Кое-как разлепив глаза, он увидел перед собой два изумрудных глаза. Длинные светлые волосы щекотали шею. А по левую сторону плечо стиснула хрупкая рука. Сначала Юури привиделся Вольфрам, но, окончательно проснувшись, он понял, что перед ним, а точнее на нем, распласталась хорошенькая, миниатюрная девушка. Черные глаза округлились, король замер, но, почти сразу опомнившись, скинул девушку на другую половину постели и подскочил, словно ошпаренный.
- Кто вы? Что вы делаете в моей спальне? – слова путались, мысли тоже. Но не столько от нежданного визита, сколько от схожести этого существа с Вольфрамом, и с куклой.
«Кукла?»
Юури окинул взглядом тумбочку. Она пустовала. А девушка лишь поудобнее устроилась на кровати.
- Что ты ищешь, мой король? – она улыбалась так же ехидно. Холодно, и насмешливо.
- Если ты ищешь мальчишку, то мы с ним решили поменяться ролями. Ты ведь все равно его не любишь. Да и девушек предпочитаешь больше. Я подумала, что идеально подхожу.
Мальчика охватил ужас, столь неописуемый, столь глубокий. Такого чувства он не испытывал ни разу за свои сознательные шестнадцать лет. Хотя нет, однажды было что-то похожее, когда сердце Вольфрама оказалось ключом к ларцу.
«Вольфрам? Она это серьезно? Он действительно..?»
- Где он? Где Вольфрам? – Шибуя сам не заметил, как начал трясти за плечи слегка шокированную, но явно довольную девицу.
- Кто знает. Кажется, в последний раз он был в саду. Но впрочем, имеет ли это значение? – она будто наслаждалась всей этой ситуацией. Юури вдруг безумно захотелось ее ударить. Но он лишь сорвался с места, и что есть сил, метнулся в сад.
Мао нашел лорда у клумбы с цветами. Тот сидел спиной к подошедшему, по обыкновению склонившись на корточках, но почему-то в платье. В темно-синем. Юури неуверенно подошел, коснулся бледного плеча мальчика, но тут же отпрянул, в ужасе осознавая, каким ледяным оказалось его тело. Лорд лишь тихо рассмеялся. Но король успел уловить в этом смехе горькие нотки. Шибуя набрался смелости, и повторил попытку, разворачивая блондина к себе лицом.
Сердце сдавило. В горле пересохло. А угольные глаза почему-то в момент взмокли.
Вольфрам, его Вольфрам. Всегда такой живой и горячий. Словно сгусток вечной энергии. Заливисто смеющийся, радостный. Или дымящийся от негодования, когда что-то случается не по его правилам, сжимая руки в кулачки и стискивая зубы, всегда готовый наброситься на обидчика. Такой милый, когда спит рядом, в теплой постели. Отчаянно смелый, когда, отбросив все сомнения, встает на защиту короля. И просто добрый и улыбчивый, неспособный обижаться на Мао хотя бы больше часа.
Его Вольфрам. Теперь такой холодный, кукольный. Стеклянные, ярко-изумрудные глаза. Кожа, словно фарфоровая, или она действительно такая? Тонкие неподвижные пальчики. Опущенные уголки губ, и полный безразличия, смотрящий, словно сквозь Мао, взгляд.
- Вольфрам! – потрясти за плечи. – Вольфрам! Что с тобой? - снова и снова. Мокрая дорожка по щеке. Руки кажется, трясутся. И ощущают в своих объятьях лишь бездушный предмет.
- Вольфрам! – срываясь на крик, до истерики. Пытаясь дышать вопреки сжавшемуся, где-то там глубоко внутри, в маленький комочек, сердцу. В ответ лишь пустота. И тихий-тихий шепот, уже почти неподвижных губ.
- Поздно, Юури. – лишь легкая, почти невесомая улыбка, застывшая на прощание. – Вольфрам!!!
- Юури! – Шибуя в панике распахнул глаза и тут же сел на кровати, ощущая всем телом, как струйки пота скатываются по спине.
- Конрад? – ужас все еще не отпускал его.
«Он умер? Или упал в обморок? Или же проснулся? Кажется последнее»
- Ты так вопил во сне, что служанки схватили меня посреди коридора и умоляли тебя разбудить. – с легким волнением пояснил Веллер.- тебе снился страшный сон?
- Вольфрам. Где Вольфрам? – король тут же опомнился и молитвенными глазами уставился на капитана.
- Не знаю, кажется, бегал где-то по замку, готовился к балу. Сегодня ведь праздник. Его Грета, к своему подарку как-то приобщила. Не знаю уж, что они задумали. – уже более оживленно ответил тот, потрепав короля по волосам и направившись к выходу. – Ты тоже, давай поживее, а то проспал до обеда. Мы ждем тебя внизу. – с этими словами он вышел из спальни, оставив Мао наедине со своими переживаниями.
Юури стер испарину со лба и за пять минут, приняв душ и наспех надев выходной костюм, вылетел в коридор.
Внизу праздник был уже в самом разгаре. Гости, особенно те, кто ехал издалека, явились, чуть ли не с самого утра. Гюнтер метался из зала в залу, счастливый тем, что все руководство по оформлению банкета доверили ему. Гвендель что-то обсуждал с особо важными гостями в саду. Йозак и Конрад нашли в левой варежке дырочку, и срочно сели ее заштопывать. А Грета, чем-то довольная, выбежала из одной из комнат, и, не заметив Юури, целеустремленно помчалась в свою спальню, сжимая в руках неизвестным пакет. Мао вспомнил слова Конрада, и неуверенно прошагал туда, откуда только что выходила девочка. Он осторожно приоткрыл дверь и замер в ледяном ужасе.
Посреди комнаты стоял маленький столик. А за ним спиной к королю сидел его жених. Одетый в светло-голубое платье, с черной лентой поперек талии. У Юури снова задрожали руки, и в это раз он был уверен, что не спит. Он не успел опомниться, как оказался возле блондина, и на полной скорости кинулся тому на шею.
- Вольфрам! Нет! Пожалуйста, только не так! – из глаз снова полились слезы, а руки сомкнулись на шее с такой силой, что будь Вольфрам трижды деревянным, но спустя еще пару минут таких объятий, Юури все равно смог бы его задушить.
- Юури! Ты что творишь, сумасшедший? Ты же меня задушишь? – возмущению лорда не было предела, но, даже не смотря на отпечатки чужих пальцев на шее, в душе мальчику польстило подобное внимание. – Ну, ты чего? – Вольфрам осторожно и немного робко смахнул слезу со щеки жениха.
- Вольфрам, ты в порядке? – глаза Мао светились от счастья и облегчения. А блондин лишь продолжал изумленно смотреть ему в ответ. Юури, в порыве схвативший лорда за руку, отметил для себя, что она все такая же теплая, а глаза Вольфрама живые и добрые, все с теми же пляшущими огоньками в зрачках.
- А разве не должен быть? – он приподнялся, поправляя подол платья, и протянул руку королю.
- Но, - Юури замялся, не решаясь выложить все, как есть. – почему ты в платье?
- Грета решила устроить спектакль в подарок Аниссиной, и уговорила меня помочь. А что? Оно мне не идет? – лорд кажется, и вправду забеспокоился о миловидности платья, но король лишь улыбнулся в ответ, и на выдохе прошептал:
- Идет, конечно идет. – он мимолетно встретился взглядом с куклой, мирно почивавшей на софе и невольно поежился. - А она, почему здесь?
- Я подарил ее Грете. Грета сказала, что, так как она похожа на одного из ее отцов, они могут быть кем-то вроде сестер. Ну и еще что-то там в этом роде. В общем я сдался, и не смог отказать нашей дочери. – слово «нашей» Вольфрам всегда выделял особенно четко.
Мао хотел что-то ответить, но в комнату уже ворвалась Грета и, схватив пару костюмов в охапку, потащила мальчишек за собой из комнаты.
Они сыграли небольшую пьесу, в которой Мао доверили роль принца, сорвав при этом бурные аплодисменты присутствующих гостей и обитателей замка. Вручили довольной Аниссиной подарок. На что та ответила, что ей подходит даже обыкновенный штангенциркуль, без сверх креатива, а этот антикварный, так и подавно порадовал ее узорами по бокам. После чего, расцеловав обоих мальчишек в щеки, упорхала работать над новым изобретением.
И только они добрались до спальни, дабы перед балом переодеться в более достойный наряд, навстречу выбежала испуганная Грета и вовсе горло завопила своим высоким детским голосом:
- Юури! Вольфрам! Кукла! Там! Я попросила служанок оставшиеся куски ткани в мусор отправить, когда его приедут забирать! А она, она под тканями случайно завалилась. Я только хотела ее забрать, но Йозак пришел похвастаться варежками! Я отвлеклась, и… и!
Вольфрам не дослушал и, развернувшись на каблуках, на всех порах помчался по коридору. Юури тут же рванул за ним.
- Вольфрам, постой! Это же просто кукла! – они преодолели один этаж, и тут лорд притормозил и метнулся в сторону балкона.
- Нет! Без нее не подействует проклятье, а значит, я не узнаю, любил ли ты меня! – Юури вздрогнул, и вдруг осознал иронию всей ситуации. И только он попытался всерьез задуматься обо всем, как лорд, судя по цоканью копыт внизу, узревший как увозят, свежую партию мусора, забыл о туфлях и платье, высоте, на которой они находились, и, пожалуй, всем остальном на свете, уже спрыгивал с перил балкона вниз.
- Вольфрам! – в три быстрых шага Юури оказался рядом и, схватив самоубийцу поперек талии, втолкнул обратно на балкон, и рухнул на пол вместе с ним. – Совсем с ума сошел? Из-за какой-то игрушки!
- Это не игрушка! – чуть не плача, как-то совсем по-детски проскулил Вольфрам. – Ведь без нее… Я же никогда… Никогда…
- Люблю. – совсем тихо, глухим шепотом. Но лорд слышал.
- Юури? – два огромных изумрудных глаза распахнулись в удивлении.
- Я люблю тебя, Вольфрам. – уже уверенней, глаза в глаза. Мао даже удивился облегчению, наступившему после этих слов. – Прости, просто мне не хватало смелости, чтобы признаться в этом, ни себе, ни тебе.
Он виновато вздохнул, но улыбнулся и лишь коснулся тыльной стороной ладони уже заалевшей щеки лорда.
- Но потом был этот сон, и кукла, и твое платье. Я так испугался, что уже поздно. А прыжок с балкона так вообще!
- Лучше поздно, чем никогда.
- Да… - Шибуя запнулся на секунду, и хотел уже, было продолжить, объясняя все подробности, но остановился, поймав растерянный, но счастливый взгляд жениха. Такой, словно тот вот-вот заплачет. А потом он заметил, что лорд теперь совсем близко, рядом с ним, и почувствовал его хрупкие пальцы на своих манжетах. А дыхание почему-то стало отрывистым и совсем горячим. Он повременил еще секунды три, и осторожно ухватившись за тонкие запястья, притянул светловолосого мальчика к себе, сливаясь в робком поцелуе. Будто Вольфрам и вправду, был трогательной фарфоровой куклой, и Юури боялся причинить ему вред. Но лорд кажись, был совсем иного мнения, и уже прижався вплотную к жениху, освободил руки, и, сомкнув их на шее Мао, жарко впился губами в ответ. Юури подумал, что больше никогда и ни за что, не позволит собственному счастью выскользнуть из рук. Тем более из-за собственных же сомнений. Сейчас, когда этот взрывной мальчишка, с самыми прекрасными глазами на свете, был так близко, касался его, передавая жар своего тела, щекотал щеки короля мягкими, золотистыми прядками волос. Сладкая волна растеклась по венам. И ощущение счастья, словно одно на двоих. Нет, Юури не был готов с этим распрощаться. Он бережно обнял мальчика за талию, и медленно, не разрывая поцелуя, склонил на пол, на что тот лишь увлек короля за собой. Он целовал его еще долго, чередуя страсть с нежностью, то жадно впиваясь в губы до укусов, проталкиваясь глубже языком, то едва касаясь уголков и замирая на мгновение. Опускаясь влажной дорожкой по шее, к плечам, нежно покусывая ключицы и возвращаясь обратно к губам. Вольфрам в ответ только сильнее сжимал кольцо рук, и что-то еле слышно мурлыкал от удовольствия.
- Я тоже тебя люблю. – на секунду отстранившись, с мутными от страсти глазами, и тут же уткнувшись в плечо Юури, пряча заалевшие скулы.
- Я знаю. – улыбка, и новая череда поцелуев.
Они пролежали бы так до следующего дня, если бы не шаги и приближающиеся голоса, которые через пару минут оповестили двух, уже стоящих, но все еще алых, как майская роза, мальчишек, о скором наступлении главного события торжества.
Следовало отдать должное Гюнтеру, зал был украшен первоклассно. Людей немыслимое количество. Веселье обещало утихнуть лишь к утру.
А танец был таким легким и незамысловатым, но одновременно очень важным. Теплая рука на талии, облаченной уже в рубашку вместо платья, другая, уже не своя, на шее, немного задевает кончики отросших темных волос. Легкий румянец на щеках обоих. Пальцы в переплетении, и улыбки, только друг другу. А разве сейчас может быть кто-то еще?
- Юури, а что это за сон, о котором ты говорил? – закружить в случайном движении, что бы еще раз почувствовать в своих объятиях.
- Ну, это… - теперь он уверен, что сны будут только хорошими.
Утро после праздника, казалось слишком хмурым. Или это Гвендель позволил себе лишнего за столом? Он присел на кромку фонтана и обреченно вздохнул.
- Гвендель!!! – Гюнтер несся, будто собирался предупредить о пожаре, или надвигающемся цунами. – смотри, смотри, что я нашел!
- Что это? – Старший из братьев с недоумением уставился на светловолосую куклу, чем-то до боли напоминавшую его брата. Но Гюнтера сейчас одолевал лишь восторг, и он, уместившись рядом, уже вовсю расхваливал найденную ценность.
Гвендель повертел куклу в руках, вернул владельцу, и хотел, было возразить что-то угрюмое, как сзади послышался голос Великого мудреца Мураты:
- А я знаю о ней легенду, хотите, расскажу?

@темы: Юри, Фанфик, Мурата, Конрад, Йозак, Гюнтер, Гвендель, Вольфрам

Комментарии
2010-01-08 в 15:45 

ха-ха! теперь Гвендель зашевелится)))

2010-01-24 в 21:18 

Landon.
Жизнь – как коробка шоколадных конфет. Никогда не знаешь, что внутри.
Какой милый, нежный фик - никаких пошлостей, как я люблю)))
Спасибо автору!)

2010-01-24 в 21:30 

Иногда я бываю особо циничным. Готовым на всё в достижении цели. Улыбаясь, бесчувственно и методично... Убивать того, кого вижу в прицеле.
^_^

2010-02-12 в 22:09 

Большое спасибо! Чудесный фанфик!!!!!:hlop:

URL
2010-02-12 в 22:26 

Иногда я бываю особо циничным. Готовым на всё в достижении цели. Улыбаясь, бесчувственно и методично... Убивать того, кого вижу в прицеле.
домо)

2010-11-19 в 01:06 

СОВЕСТЬ ви Мори
Смелость - начало победы!
Весело=) Да уж, их только легендой с проклятием и расшевелишь:smiletxt:

2012-09-10 в 17:20 

Весело=) Да уж, их только легендой с проклятием и расшевелишь:smiletxt:
Присоеденяюсь
А так очень мило!!!

   

-=Kyou Kara Maou=-

главная