Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Прикосновения
Автор: Laora
Бета: Диана*
Размер: драббл, 598 слов
Персонажи/Пейринги: Юури/Сарареги, Вольфрам
Категория: слэш
Жанр: романс
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: мне ничего не принадлежит

Дружба с королем Сарареги всегда была для Юури делом, непосредственно его касающимся. Или это сам Сарареги был касающимся, Юури так и не понял. В любом случае, молодой король Малого Шимарона не упускал случая дотронуться до Юури, а тот, не избалованный такими вот дружескими прикосновениями, был не сказать чтобы против. Тем более что Сарареги никогда не пытался придушить его от полноты чувств, как Гюнтер, ограничиваясь мимолетными и достаточно приятными объятиями. Ну и, конечно, Сара не хватал Юури за уши или щеки, пытаясь оторвать первые и растянуть вторые – как достаточно часто поступал Вольфрам. Другие прикосновения со стороны Вольфрама выглядели и вовсе пугающе. Создавалось впечатление, что Вольфрам сам их боится и идет на сближение, наступая себе на горло. Юури не мог вспомнить, чтобы Вольфрам взял его за руку без последующей попытки эту самую руку оторвать.
У Сарареги же все получалось просто и естественно. Он легко впускал других в свое личное пространство, нимало не смущаясь по данному поводу, не становясь слишком навязчивым. Когда Сарареги касался его, Юури чувствовал себя польщенным. Когда он сам касался Сарареги, тот охотно принимал его инициативу.
С тем же Вольфрамом было иначе. Стоило по-дружески обнять его, как он густо краснел, начинал путаться в словах и вел себя как последний идиот. Впрочем, Вольфрам часто себя так вел – Юури уже привык и не удивлялся. Друзей нужно принимать такими, какие они есть.
Общаясь с Вольфрамом, Юури натыкался на одно недоразумение за другим – будто пытался покорить гору, а точнее, слишком чутко спящий вулкан, который еще непонятно зачем и нужен.
Сарареги покорять не требовалось. Наоборот, он первым распахивал объятия навстречу, всегда поддерживал Юури, очень искренне улыбался – сам первым шел на контакт. С ним было легко и приятно… и опасно, будто влип незаметно в засасывающее болото.
Искренность Сарареги всегда была подшита обманом. Юури подозревал, что его друг сам путает эти понятия, не чувствуя, когда говорит откровенно, а когда льстит, стремясь очаровать собеседника. Сарареги был гораздо искушеннее в интригах, чем прямолинейный Юури, но при этом, казалось, больше других нуждался в сочувствии. Юури мог это сочувствие Сарареги предоставить – поэтому и был его другом. Потому и верил в него.
Юури не заметил, когда прикосновения Сарареги перешли определенную черту. Что там – он даже не сразу понял. Все было так просто и естественно: ни намека на душный стыд или вспыхнувшее разом смущение. Не любовь с первого взгляда, которую так часто поминают всуе, не занявшийся внезапно пожар обоюдного чувства, который невозможно потушить. Отношения Юури и Сарареги напоминали медленное сближение двух далеких огней, которые, если уж сблизились – не разойдутся и не сгорят дотла, оставив после себя только пепел.
Так это видел Юури.
Что представлял себе Сарареги и представлял ли он хоть что-нибудь, Юури не знал. Просто однажды – они тогда играли в прятки Шин-О и вместе скрывались от невезучего Вольфрама, – рука Сарареги непринужденно накрыла руку Юури. Глядя в глаза своего друга, король Малого Шимарона улыбнулся, а потом подался вперед – так, что их лица разделял какой-то сантиметр.
Юури не подумал, что это странно. Промелькнула единственная мысль – он очень красивый, Сарареги, хоть и парень.
Юури не знал, он тогда поцеловал Сару или Сара – его. Поцелуй длился не больше пары секунд. Сара отстранился первым. Он казался таким же растерянным, каким, наверное, выглядел сам Юури.
А потом их взгляды снова встретились, Юури почувствовал, что улыбается – так, будто у них с Сарой теперь был общий секрет, – и увидел зеркальное отражение собственной улыбки на лице напротив.
Юури не перестал улыбаться, даже когда их с Сарой нашел негодующий Вольфрам. Юури, кажется, впервые понял смысл выражения «не чуять под собой ног». Он не задумывался над причиной собственного волнения – просто взял Сарареги за руку и увел, не обращая внимания на негодующие крики.
В последующие дни Юури узнал много нового о прикосновениях.

Название: Мать
Автор: Laora
Бета: Диана*
Размер: драббл, 193 слова
Персонажи: Конрад, Шерри
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: мне ничего не принадлежит

Она более хрупкая, чем кажется.
Шальная, неукротимая, очаровательная – все покорены, а кто не покорен, тот вынужден молчать. С ней же не поспорить, когда она в настроении. Слышится заливистый смех, вьются светлые локоны, шало блестят большие зеленые глаза, шепчут нечто сокровенное пухлые алые губы – в такую женщину невозможно не влюбиться.
Говорят, что хорошая королева – скромная королева, но это не про нее сказано. Ее скромность погружает в отчаяние и облачает в траурный цвет, так отличающийся от обычных праздничных нарядов.
«Мудрость правителя» – не про нее сказано. У нее мудрость другая, истинно женская, более глубокая. Не так важно, как ты живешь, важно, что живешь.
Пусть ее упрекают в глупости, поверхностности, недалекости, непостоянстве, Конрат Веллер знает, что его мать мудрее многих.
Не по своей воле мао, не по своей воле предательница – пусть. Она не идеальна, она допустила множество ошибок – но, если бы не одна из этих ошибок, он никогда не появился бы на свет.
Она выращивает цветы, как сыновей, и дает им узнаваемые имена.
Она идет дальше. В вечном поиске, в призрачной гармонии; она живет так, как может, и делает все, что может.
Пока она не остановится, он будет защищать ее. Всегда.
Ведь она более хрупкая, чем кажется…

Название: Старшая
Автор: Laora
Бета: Диана*
Размер: драббл, 194 слова
Персонажи: Аниссина, Джулия
Категория: джен
Жанр: флафф
Рейтинг: G
Дисклеймер: мне ничего не принадлежит

Джулия всегда умеет ободрить.
Джулия – единственная, от кого Аниссина стремится услышать заверения: все в порядке, очередное изобретение не так уж плохо, и то, что от него, Шин-О весть какого по счету, ни малейшей практической пользы – не беда, а Гвендаль сбегает просто потому, что не понимает своего счастья.
Джулия говорит, будто новая сказка Аниссины замечательна. Ей даже не нужно читать, чтобы сказать наверняка; и, что самое удивительное, Аниссина верит.
В моменты, когда бешеная энергия, которой одарила Аниссину матушка-природа, иссякает, только слова Джулии могут вернуть непробиваемый оптимизм и веру в свою правоту.
Джулия говорит не так-то много. Аниссина всегда оттарабанивает в разы больше слов, но странным образом она знает: это именно разговор, не монолог.
Джулия умеет слушать.
Джулия улыбается так, будто ей открыты все тайны Вселенной, нечто, Аниссине недоступное – хоть весь мир вверх дном переверни.
Несмотря на то, что мало кто может сравниться с Аниссиной по силе мареку, и даже самые отважные не решаются спорить с ней, рядом с Джулией она всегда чувствует себя младшей сестрой. Если не дочерью.
Поцелуй в лоб, которым Джулия всякий раз одаривает ее, предварительно выслушав об очередных изобретениях, тоже почти материнский.
Аниссина сама не знает, почему тогда она всякий раз краснеет.

Название: Синие цветы
Автор: Laora
Бета: Диана*
Размер: драббл, 462 слова
Персонажи: Юури
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: PG
Дисклеймер: мне ничего не принадлежит

В твоих руках – синие цветы.
Алый цвет королевской мантии, черный – школьной формы; несочетаемое вроде бы сочетание, и в то же время – лучшее из возможных: красное на черном.
Никогда не оглядываясь, ты улыбаешься, а за твоим левым плечом стоит Смерть.
Ты знаешь о ее присутствии. Ты не страшишься ее, напротив, принимаешь как доброго друга.
Ты никогда не задумывался о том, почему так. Умей ты взглянуть на себя со стороны, наверное, удивился бы. Бороться для защиты тех, кого любишь, – ты никогда не считал себя склонным к смирению.
Правда в том, что, не всегда смиряясь, ты принимаешь. Преследования и голод, засуха и массовые убийства, Последний Суд – ты принимаешь. Множество тех, к чьим страданиям ты до сих пор не стал равнодушным; даже если ты не можешь ничего сделать, ты, во всяком случае, не закрываешь глаза.
В твоих руках – синие цветы.
Иногда, потерявшись среди чужих страданий, ты уже не знаешь, где правда и что ценно по-настоящему. Твои взгляды на жизнь изменяются из раза в раз; столько точек зрения, отличных от твоей, в них можно заблудиться, и зачем вообще нужен – ты? Этот мир существовал тысячи лет до тебя и будет существовать столько же после.
Но ты – ты представляешь ценность. Ты невероятно ценен сам по себе, только потому, что существуешь. Не нужно заслуживать любовь – она дана тебе с рождения. Просто не мешай себе принять ее. Теперь ты можешь решать за себя.
Это все кажется смехотворным – то, как другие мучаются сами и мучают окружающих в попытке доказать, что они лучше, что они сильнее, что могут выжить сами, что ни в ком не нуждаются, а на деле единственное, чего хотят – это любви, любви, любви. Какой угодно – грязной, мучительной, рвущей вены, только чтобы она была, эта любовь.
Они замучены настолько, что уже не верят, будто она может быть светлой.
И это кажется смехотворным – до тех пор, пока у тебя самого все хорошо. Ты понимаешь их, как только самому становится плохо, как только начинаешь хотеть любви, так же, как они, потеряв нерушимую опору под ногами.
Те, у кого всегда есть опора под ногами, страшны. О, они страшны, как ангелы; они идут по миру, чистые и светлые, даже не замечая тех, кто корчится в тени.
Ты – страшен.
Те, у кого все хорошо, похожи на бездушных кукол. Поэтому любое их расстройство, достаточно сильное, чтобы выбить из колеи – благо прежде всего для них самих.
Доказательство того, что они еще живы.
Боль показывает, что ты жив. Не стоит бояться боли, но и стремиться к ней смысла нет; ты принимаешь ее как часть жизни, как часть себя, и, чувствуя чужую руку на своем левом плече, понимаешь непреложную истину: однажды ты умрешь.
Ибо никто не вечен.
А до тех пор – все проходит, пройдет и это; ты принимаешь все, что дает тебе жизнь, с благодарностью, ты прощаешь всех, кто причинил тебе боль, и прощаешь себя.
В твоих руках – синие цветы.

@темы: Юри, Фанфик, Конрад